Оставить заявку на поступление
Региональный центр поддержки учебных заведений дистанционного обучения
8 (800) 550-14-03 звонок бесплатный
8 (928) 353-89-48, 8 (928) 370-68-04
РФЭИ, РФЭТ, ТЭП в социальных сетях:

Мы придумали портфолиоориентированное обучение - ректор РФЭИ Сергей АКСЕНОВ

17 октября 2012, 19:47 UTC+4
Фото Александра Цыганова

Фото Александра Цыганова

 

В своё время советские люди очень хотели заглянуть в будущее. Популярна была научная фантастика, споры о будущем, закладки капсул с обращением к потомкам. Чаще всего это было наивно, а сегодня нам, тем самым потомкам горько читать те обращения.

Однако одно было знаковым: постоянные попытки представить что-то будущее. Завод будущего. Колхоз будущего. Магазин будущего. Или вуз будущего.

Сегодня то будущее наступило. И хотя для нас оно – суровое настоящее, тем не менее вуз будущего в нём имеется.

Он находится в Курске. Это Региональный финансово-экономический институт /РФЭИ/.

О том, что это за вуз и что в нём от будущего, а главное – почему именно такая модель учебного заведения более всего соответствует запросам нынешнего и завтрашнего дня, основатель и ректор института Сергей Аксёнов рассказывает в интервью корр. ИТАР-ТАСС Александру Цыганову.

 - Начнём с того, что нам удалось, как нам кажется, совместить несовместимые вещи: мы создали очень легкое обучение, которое доставляет удовольствие студенту, но при этом оно выращивает из студента профессионала высокого уровня, которому легко трудоустроиться или сделать карьеру.

- И в чем же секрет совместимости несовместимых вещей?

- Да секрета тут никакого нет — весь вопрос, как всегда, упирается в новые технологии. Здесь нужно понимать следующее. Если мы заглянем во времена Платона и Аристотеля, чтобы сравнить их жизнь с нашей, то увидим, что все изменилось до неузнаваемости. У нас летают ракеты и самолеты, по улицам ездят автомобили, в руках мы держим сотовые телефоны, в квартире работает телевизор и компьютер, медицина трудится с новейшей аппаратурой, позволяющей рассмотреть ядро клетки и т.д.

Все изменилось до неузнаваемости, кроме образования! А образование по-прежнему остается таким, каким оно было две с половиной тысячи лет назад. Вышел преподаватель на кафедру и давай: ля-ля-ля.

Сегодняшний преподаватель читает лекцию так же, как это делали во времена Платона и Аристотеля. И лекции студенты конспектируют так же, как делали их далекие предки.

Согласитесь, что если в отрасли ничего не меняется две с половиной тысячи лет, то с отраслью не все в порядке! Любая отрасль должна меняться технологически! А образование застряло в прошлом. Оно не только не убежало в будущее, оно не может догнать настоящее!

- Вы утверждаете, что образование находится в застое две с половиной тысячи лет, но ведь педагогическое сообщество постоянно говорит о том, что совершенствует методику обучения: по этому вопросу проводится большое количество совещаний, печатается много статей, о каком же застое идет речь?

- Когда мне говорят о том, что педагогика постоянно совершенствуется, я вспоминаю времена, когда люди ездили на лошадях. Представьте себе, что последние две тысячи лет мы постоянно совершенствуем телегу, пытаясь довести ее до состояния кареты. Мы печатаем статьи о том, как лучше запрягать лошадей, мы проводим совещания о том, как лучше рассаживать пассажиров, но при этом мы не создали ни одного автомобиля, ни одного самолета и ни одной ракеты. Разве это называется прогрессом?!

- И что же создали вы?

- Мы создали несколько инновационных образовательных технологий: "УРАНГ", "микро/МАКС", "ИнТех" и т.д. Мы создали четырехуровневое обучение. Мы создали сберегающее обучение, при котором студент тратит на обучение меньше сил, меньше времени, меньше нервов, но обучается гораздо лучше, чем при традиционном обучении. Мы создали несколько компьютерных технологий для дистанционного и электронного обучения, например, портал сопровождения электронного обучения lete e-Learning Suite, облачную образовательную платформу EduArea и универсальную образовательную среду SAVANT.PRO, которые по основным показателям значительно превосходят аналогичные западные технологии. Наконец, мы создали в институте научно-исследовательский центр, который занимается только одним вопросом: разработкой и внедрением в практику новых образовательных технологий.

Понимаете нельзя на карете доехать из Курска до Москвы за пять часов. А на "Мерседесе" это сделать легко. Нельзя при помощи преподавательского "ля-ля-ля" освоить бухучет за один год, а вот с помощью технологии "УРАНГ" это возможно.

- И как-то это можно подтвердить?

- Лучше всего это подтверждать экспериментально: берете две группы десятиклассников или других людей, которые ничего не смыслят в бухучете, и обучаете их две недели одному и тому же, но с помощью разных технологий, после чего сравниваете результаты.

Но существуют и другие косвенные подтверждения: например, журнал "Главбух" открыл новую рубрику, в которой собирается обучать бухучету тех, кто начинает с нуля. Так вот эту рубрику он предложил вести именно нашему институту, потому что мы единственные в России, у кого учебные материалы изложены с помощью объектно-ориентированного языка, а не с помощью процедурно-модульного, как это делается повсеместно. Любые учебные материалы, любые лекции, изложенные с помощью объектно-ориентированного языка, усваиваются в десять раз легче, в десять раз быстрее и в десять раз лучше, чем лекции, изложенные с помощью процедурно-модульного языка. Это легко проверить экспериментально.

- Технологии могут быть сколь угодно прекрасными, с этим никто не спорит, но остается другая проблема. В советском Союзе в ходу было выражение: "Молодые специалисты! Вы пришли на реальное производство, поэтому забудьте все, чему вас учили в институте". Насколько я в курсе, в нынешней системе образования немногое в этом смысле поменялось, да и то, скорее, в плохую сторону.

- Нет, это не наш случай. Но оттолкнёмся от вашего. Даже в маленькой фирме бухгалтер выполняет около 50 видов бухгалтерской работы. Если вы подойдёте к заведующему кафедрой бухгалтерского учёта в любом университете и попросите назвать 50 видов работ главбуха, то он это сделаете без особого труда. А теперь подойдите к заведующему кафедрой, выпускающей менеджеров или маркетологов, и попросите перечислить 50 видов работ директора предприятия или начальника отдела маркетинга. Вы убедитесь в том, что даже заведующий выпускающей кафедрой не знает, какие 50 видов работ должен на предприятии делать специалист, которого они учат.

- А вы знаете?

- Мы не просто можем перечислить 50 основных видов работ любого специалиста, мы можем сказать, с помощью каких компьютерных программ эти виды работ должны выполняться и с помощью каких инструментов нужно контролировать качество выполняемой работы. Более того, наш студент во время обучения устанавливает в свой компьютер совершенно бесплатно все эти профессиональные программы и работает в них прямо во время обучения.

- Я слышал, что вы еще придумали "портфолиоориентированное обучение", это так, я правильно выразился?

- Да, совершенно верно. Идея тут такова: если тебя учат выполнять реальную работу, то из-под рук обязательно выйдет продукт. А если вышел продукт, то его можно положить в портфолио. А это – уже твоё рабочее досье, по которому можно судить о том, какой ты специалист и что ты освоил.

Поэтому с преподавателями я разговариваю иначе, не как в других вузах. Вот ко мне приходят и говорят: я хочу учить студентов по такой-то программе. Я отвечаю: в нашем институте так не разговаривают. Ты мне скажи: после того, как ты их замечательно отучишь, и они замечательно у тебя отучатся, - что будет лежать в их портфолио?

А так как мы делаем упор на профессиональные программы с открытым кодом, то после окончания вуза наш выпускник не просто приходит на предприятие с готовым портфолио, он привносит туда 20-30 бесплатных профессиональных программ и свою готовность обучить сотрудников тому, как в них следует работать. Конечно, в этом случае ему легко трудоустроиться и сделать карьеру.

- И сколько же стоит обучение в вашем вузе?

- Наверное, самое удивительное в том, что мы единственный коммерческий вуз России, в котором очное образование студенты получают бесплатно. А для заочников - это самое дешёвое обучение в России, оно стоит 20 тыс рублей в год. При этом мы каждому поступающему заочнику дарим планшетный компьютер.

- За счёт чего же вы тогда зарабатываете?

Чтобы было понятнее, я отвечу образно. В Швейцарии есть один вуз, о котором в России почти ничего не известно. И это несмотря на то, что он выпустил огромное количество выдающихся программистов современности, в том числе руководителей крупных компаний. Так вот этот вуз на аналогичные вопросы отвечает следующим образом: "Вы видели вокзал в Цюрихе? Вам понравилось?" - "Да!" - "А там крыша настолько сложная, что ее смогли спроектировать только студенты нашего института под руководством наших преподавателей. А ещё они смогли рассчитать динамические нагрузки на крыло "Боинга" на обычных компьютерах вместо суперкомпьютеров в то время, как никто в мире этого сделать не может, потому как для этого требуется использовать новый язык программирования, который также создан в стенах этого института".

Как вы понимаете, крыша вокзала в Цюрихе стоила столько миллионов долларов, что на них можно пять лет всех студентов учить бесплатно. А эти миллионы заработала группа из трёх-пяти студентов, под руководством двух-трёх преподавателей! Вот основной источник дохода, который должен быть при хорошем обучении.

Мы должны учить студента не ля-ля-ля разводить, а работать и не просто работать, а работать по самым передовым технологиям. Если мы их этому научим, то они смогут участвовать в проектах и зарабатывать приличные деньги, как для себя, так и для института по примеру швейцарского вуза.

- Не означает ли это, что надо бегать по бизнесменам и выпрашивать у них деньги под проекты, которые могут реализовать студенты?

- Нет, бегать по бизнесменам нам не приходится. Во-первых, наш институт имеет какую-то репутацию. Так что приходят, скорее, к нам с просьбами сделать какой-то проект или найти решение проблемы.

Был у нас, скажем, пример с одной очень крупной страховой компанией. Они говорят: слушайте, у нас завал в работе, давайте поможем друг другу - вы разгребаете наш завал, а мы дадим вам материалы для дипломной работы. Мы каждый день перезаключаем сотни, а иногда тысячи договоров, срок их кончился, а их нужно переоформить, и мы не успеваем.

Наши студенты говорят: а зачем вы вообще такую ерунду делаете? Давайте мы на вашем программном обеспечении и на ваших компьютерах создадим базу данных и поля слияния. После этого, как только вы откроете договор, он окажется полностью готовым, и у вас завалов в работе больше никогда не будет случаться.

Вот и получается, что для них это было решение проблемы, а для нас – достойная плата за достойный труд. И всё – в рамках студенческих бизнес-проектов!

- Какие ваши дальнейшие планы?

- Эволюция каждый день! Чтобы изменять будущее, надо добиваться такого положения вещей, когда всё время должно что-то меняться - каждый день, каждый месяц, каждый год. Должно происходить самосовершенствование, организация должна быть настроена на самосовершенствование. И поэтому - эволюция до бесконечности. А что будет следующим этапом, это не столь принципиально.

Мы стараемся сейчас синхронизировать свои учебные планы с европейской системой трансфертов и пройти европейскую аккредитацию в Брюсселе.

- Разве унификация систем преподавания с европейской не облегчает всего лишь навсего утечку мозгов?

- Это с какой стороны посмотреть. Мы часто повторяем заезженные фразы, которые не всегда оказываются правдой. К этим вещам относится и так называемая "утечка мозгов на Запад". Мы — курский вуз. Рядом с нами находится еще несколько университетов и институтов. Ну и давайте честно подсчитаем, сколько выпускников всех вузов Курска Запад переманил к себе за последние три года. Боюсь, что немного.

Поэтому мы рассматриваем процесс европейской аккредитации не как открытие дверей для утечки мозгов, а как возможность быстро перенять весь их передовой опыт оценки качества обучения. Дело в том, что если сравнить общественное мнение российского педагогического сообщества с мнением западного педагогического сообщества, то нетрудно заметить, что очень часто эти мнения оказываются разными. А потом мы удивляемся, почему наши вузы имеют такой низкий рейтинг в Европе и в мире.

Что же касается утечки мозгов, то эта опасность грозит России совсем с другой стороны. Вот Гарвард договорился с Массачусетсом о том, что они вложат 70 миллионов долларов и в ближайшие три года создадут систему дистанционного обучения рассчитанную на 1 миллиард студентов!!! И откуда же они наберут этот самый миллиард студентов?! Перечислите эти страны сами!

Об этом не говорит вслух ни один российский ректор. И пока российские вузы занимаются мышиной возней, пытаясь развернуть местечковую войну друг против друга, американцы заняты грандиозным проектом. А через пять лет все вдруг с удивлением обнаружат, что лучшие выпускники российских школ еще с десятого класса учатся дистанционно в Гарварде, что им обещан диплом Гарварда, а лучшим из них - вид на жительство в Америке.

И вот это и есть реальная угроза национальной безопасности, о которой сейчас никто не говорит.

Это реальная угроза тому, что многие российские вузы, в том числе и государственные, будут закрыты не решением нашего правительства, а новыми американскими образовательными технологиями.

Единственный способ противостоять этой угрозе — создать такие технологии обучения, которые сначала догонят, а потом и превзойдут западные. Собственно, этим мы сейчас и занимаемся.

Последние несколько лет наш институт находится в бешеной гонке за новыми образовательными технологиями и продуктами. Мы не статьи пишем для педагогических журналов и не выступления готовим для совещаний педагогических работников — мы разрабатываем и внедряем реальные продукты и реальные технологии.

Мы готовимся не к приезду комиссии Рособрнадзора, а к запуску новых американских технологий, которые окажутся пострашнее любых комиссий.

Так что наш вуз правильнее называть не вузом будущего, а вузом, пытающимся сделать все возможное, чтобы остаться живым после того, как американцы и европейцы запустят новые технологии дистанционного обучения.

Это же смешно: мы — экономический вуз — являемся чуть ли ни единственным вузом России, который делает все возможное, чтобы подготовить программистов уровня "enterprise class" в рамках программы по бизнес-информатике! Но если бы мы не начали это делать вчера, то завтра у нас просто не было бы будущего!

Сегодня многие вузы размахивают красными знаменами, пытаясь убедить всех, что они лучшие в Черноземье, в Москве, на Урале или Дальнем Востоке. А через десять лет эти красные знамена, боюсь, придется сменить на белые флаги, означающие полную капитуляцию в образовательной войне с Западом.

До тех пор, пока мы учим студентов плохо, Западу они не нужны. А когда Запад начнет учить наших студентов вместо нас, вот тогда мозги и "потекут"!

Конечно, сейчас со мной можно спорить и доказывать, что учим мы очень хорошо. Но я предлагаю обсудить этот вопрос через десять лет, когда станет очевидным, кто из вузов выжил, а кто - не смог. Ну а тем вузам, которые мыслят, как мы, я предлагаю начать реальное сотрудничество по разработке новых образовательных продуктов и технологий.

 

Александр Цыганов (ИТАР-ТАСС, Курск)

Архив эксклюзивных интервью в базе данных ИНФО-ТАСС по подписке

 

 

Путь к обеспеченной жизни лежит через знания!
Будь на высоте!

Данный ресурс создан в целях региональной информационно-сервисной поддержки учебных заведений дистанционного обучения. Дизайн, графические материалы, информационное наполнение сайта: РИА "Бизнес-образование", ИП Токарь Л.А. ИНН 263000107722, ОГРНИП 304264911100216